nazar_rus (nazar_rus) wrote,
nazar_rus
nazar_rus

Categories:

ГолодоMortal Kombat или Украинская голодоморная наука v.next(2)


И это еще не все. Одним из соавторов статьи оказался доктор социологии и демографии из Университета Северной Каролины Oleh Wolowyna.

«И всё заверте...»

И раздался залп с Заокраинного Запада : Oleh Wolowyna Understanding Holodomor loss numbers // The Ukrainian Weekly2018, vol. LXXXVI, no. 26-27, July 1-8

Что же пишет в этом пропагандонском официозе украинской американской «дияспоры» пан доктор социологии? А сразу же бьет главным калибром в лучшем стиле штатного пропагандона. Дескать, выбирать приходится между цифрой, основанной на нереалистичных исследованиях, которые игнорируют общепринятые научные принципы (это он о Сергийчуке и компании, если непонятно), и цифрой, основанной на исследованиях, проведенных в соответствии с западными научными стандартами, независимо рассмотренных экспертами и опубликованных в западных рецензируемых изданиях (это о себе любимом и соавторах). Вот так, себя не похвалишь и оппонентов сходу не обгадишь – как оплеванный ходишь. Правильно, оппонентов объявишь «лжеучеными», а их мнение – «лженаукой», и все в порядке, жизнь удалась.

Что же далее. Да все то же самое, что и в разобранной выше статье «докторки». Фиаско Сергийчука с Сосновым и субъективные оценки иностранных дипломатов, указания, что данные на январь 1932 года, которые предлагает использовать Сергийчук, сами же советские демографы полагали неточными, что невозможно точно подсчитать всех умерших, а нужно использовать для их оценки демографические методы (естественно, самые правильные и предлагаются группой демографов).

Мистер Воловына указывает, что более 20 ученых считали потери от «голодомора», и их оценки находятся в промежутке от 2,8 до 5 млн., а вот Сергийчук их все отклоняет без какого-либо анализа. Так в свое время все украинское историческое сообщество писало о Славе КПСС и неизбежной победе коммунизма. Почему бы на их работы мистеру Воловыне не сослаться как на аргумент?

Пишет мистер Воловына, что если не использовать московские архивы и полагать, что данные в них сфальсифицированы, то все исследования о СССР за последние годы неверны или подозрительны и это вообще бросает вызов здравому смыслу. И вот тут он оказывается прав, но причина не в московских архивах, а в избирательном подходе к архивным данным, в том числе и со стороны мистера Воловыны энд компани. Когда они сами одни данные начинают трактовать как правильные, а другие – как неправильные и сфальсифицированные. Так что насчет вызова «здравому смыслу» – это мистеру Воловыне нужно в зеркало всмотреться внимательно.

Пишет мистер Воловына о «преднамеренно уничтоженных» на Украине отчетах о рождении и смерти, которые, внезапно, сохранились и не были преднамеренно уничтожены в Москве. И эти данные, внезапно, уже правильные (хотя, как писала «докторка» по поводу Хоменко и сам Воловына по поводу данных на январь 1932 года, украинские демографы тоже ошибались), но, все равно, продолжает Воловына, большевики, когда им было нужно, все фальсифицировали. «Жаль только, что я не удосужился спросить у профессора, что такое шизофрения» (с)

Далее, вызвал хохот пассаж, что ученые должны начинать с гипотезы, которую нужно подтверждать или опровергать, используя строгий анализ данных. А вот нехорошие сторонники 7-миллионной оценки априори опровергают возможность того, что число потерь может быть меньше 7 миллионов. И опять мистеру Воловыне нужно в зеркало всмотреться внимательно, поскольку он и его соавторы априори опровергают возможность того, что советские статистики еще в 1934 году потери подсчитали правильно и эти потери могут быть меньше 3,9 миллионов.

Вызвал искренний восторг абзац, что использование «научных» конференций с документами, подтверждающими заранее определенные результаты, а затем «одобрение» этих результатов резолюциями противоречит научной практике на Западе (кавычки от мистера Воловыны). Видимо, мистер О. Воловына очень плохо знаком с методологией науки, поскольку он бы знал, что именно так в науке и делается. Собираются конференции, на которые представляются документы и результаты исследований и все это получает научное одобрение. Более того, мистеру доктору Воловыне необходимо освежить память и вспомнить, как ему научную степень присуждали и как вообще присуждают научные степени бакалавра, магистра и PhD в США и не только. Именно так, собирается специализированый совет, или аттестационная комиссия, или группа экспертов и т.п., им представляют работу, а они уже результаты работы одобряют. И еще не мешает мистеру Воловыне вспомнить, что такое в США и не только суд присяжных и как он работает.

Ну и остальное все то же самое, что и в статье «докторки». В общем, представляется это нам так, что на мистера Oleh Wolowyna была положена задача осветить мнение демографической компашки не перед украинским научным сообществом (это «докторка» сделала), а перед украинской американской «дияспорой». Так сказать, пропаганда as is.

Не обошлось и без вмешательства в эту собачью свалку патриарха всея голодомора Украины Станислава Кульчицкого: витражи патриархов .

«И всё заверте...»

Кульчицкий отметил интересную подробность, что оценки умерших от голода меньше 7 млн. не устраивают влиятельных деятелей американской «дияспоры» и современных украинских политиков и публицистов. Ну и, понятное дело, решил он освежить в памяти читателей исследования, выполненные предыдущим поколением демографов, естественно, имея в виду себя. И в очередной раз стал пересказывать, как он работал в московских архивах, сотрудничал с Уиткрофтом и Максудовым, по ходу упоминая и других авторов, например, украинского демографа С. Пирожкова. И так далее, все та же шарманка в виде своих работ и предположений.

Интересной во всей этой писанине остается только одна подробность, которая иллюстрирует научность уровня украинской гишторической аргументации. Полемизируя с В. Кондрашиным Кульчицкий указывает, что российские историки апеллируют к тому, что нет правительственных постановлений об изъятии всей пищи у крестьян. То есть у советской власти не было цели терроризировать население голодом. В частности, Кондрашин цитирует постановление некоего партийного комитета об изъятии всех пищевых продуктов и тут же приводит негативный отклик на нее со стороны главы СНК СССР В. Молотова, доказывая свою позицию, что не собирались специально голодоморить. А теперь цитата от Кульчицкого: «…Такой отзыв свидетельствовал, что сталинская команда не была готова засвидетельствовать на бумаге свое намерение создать для крестьян несовместимые с жизнью условия…» Т.е. прямое документальное доказательство того, что не хотели, расценивает как свидетельство того, что официально скрывали то, что хотели. «Жаль только, что я не удосужился спросить у профессора, что такое шизофрения» (с)

Наконец, вкинул свои несколько гривен в этот историко-демографический коитус земноводного с пресмыкающимся Геннадий Ефименко.

«И всё заверте...»

Первый раз он откликнулся практически сразу же по факту конференции 4 октября 2016 года и отреагировал на резюме конференции, размещенное в фейсбучном бложике музея «Мемориал жертв Голодомора». Да, стараниями В. Ющенко, есть и такой, увенчанный голодоморным колом посреди центра Киева. Что же там оказалось «не так»?

Во-первых, «не достаточно представительским» оказался уровень конференции, поскольку на него не пригласили тех, кто долгое время специально изучал демографические потери и не все участники там историки. И что? Что помешало специалистам, долго занимающимся темой голода, узнать о конференции, заявиться и прийти? Или специалисты по «голодомору» не в курсе, что там в музее «голодомора» происходит? Или им ковровую дорожку не постелили и персональное приглашение и последнюю модель «автівки» к парадному подъезду не подогнали с доставкой на конференцию и обратно? В общем, эта жалоба напоминает определение, что такое разнузданная оргия – это классная вечеринка на которую тебя не пригласили. Более того, конференция – мероприятие публичное и почему на него должны приходить обязательно историки? Между прочим, специалист с высшим биологическим или сельскохозяйственным образованием, понимающий, что такое популяция и ее динамика очень быстро модель построит, как демографические потери считать. И как быть с демографами-экономистами, которые тоже не историки? Или только у историков есть сакральное знание, как правильно изучать потери от голода, и без их «руководящей и направляющей» никак нельзя?

Далее идут претензии научные. Во-первых, Ефименко обращает внимание на то, что сами советские статистики в статистическом справочнике данные на январь 1932 года полагали неполными и неточными. И, поскольку Ефименко обратил на это внимание первым, возникло нехорошее подозрение, – а у кого аккуратно позаимствовали это «докторка» Левчук и мистер Воловына? А что, они «наиболее вероятно» предполагают насчет большевиков, ну и мы берем на вооружение их методику. А насчет того, как неточные данные советских демографов превращаются в правильные данные советских демографов и какие неточные данные советских демографов считать правильными, а какие – нет, и о научности мы уже писали выше.

И еще заинтересовал один момент. Ефименко пишет, что участники конференции в своей резолюции предлагают «…считать используемые демографами данные (переписи населения, ежегодные данные механического и естественного движения населения, ежегодные данные об уровне смертности и рождаемости в порайонном срезе и т.п.) «некорректными». Вместо этого утверждается тезис о том, что при оценке потерь нужно взять за основу на скорую руку (за полтора месяца) собранные сведения со справочников начала 1933 г., которые сами составители тех изданий называли неточными, некачественными и предлагали уточнять на местах…» И вот тут нужно пояснять подробно.

Во-первых, перепись населения 1937 года, которые современные демографы, рассчитывающие потери от «голодомора», полагают точной и берут за основу, была единственной в истории СССР (РИ и РФ) однодневной переписью. Получается, что демографы и Ефименко полагают «корректным» брать за основу на скорую руку (за один день) собранные сведения? С переписью 1939 года не намного лучше – она продолжалась 7 дней (что тоже гораздо меньше, чем полтора месяца). «Где логика, где разум?!» (с) Историки и демографы, вы уж определитесь-то с трусами и крестиком, что надевать, а что снимать, будьте последовательны.

Дальше насчет ежегодных данных. Как раз данные на январь 1932 года не только «собирались на скорую руку», но и рассчитывались на основе тех самых ежегодных данных, перечисленных Ефименко. Так почему их тогда нельзя использовать-то? Более того как раз демографы полагают эти самые ежегодные данные неточными и категорически не желают пользоваться первичными ежегодными данными, предпочитая скорректированные советскими статистиками ежегодные данные. И эти ежегодные данные демографы полагают менее точными, чем данные полученные за один день или за неделю. И корректируют эти ежегодные данные на основе данных, полученных за один день (неделю). «Где логика, где разум?!» (с) Историки и демографы, вы уж определитесь-то с трусами и крестиком, будьте последовательны.

Интересен второй отклик Ефименко . В нем дается очень неплохая классификация подходов к оценке потерь от голода. Но опять повторяются жалобы на то, что в конференции 4 октября 2016 года не участвовали те, кто «профессионально изучает тему», имеет специальные публикации с меньшим количеством потерь. И кратенько в одном абзаце повторяет изложенное в предыдущей публикации, рассмотренной нами выше. Этот «плачь Ярославны» мы выше уже комментировали.

Наконец третий отклик и его расширенная редакция , в котором Ефименко разбирает некоторые публикации участников конференции 4 октября 2016 года.

Интерес здесь представляют претензии к статье Владимира Василенко, в которой нет ссылок на источники и списка литературы. Это, безусловно, справедливо, вот только почему не обращается внимания на проблемы со ссылками у демографов-экономистов? Ну и разбирается ошибка Васильченко, связанная с ошибкой в понятиях «украинцы» и «население Украины».

Анализируется «изюминка» конференции – работа Сергийчука. Что же в ней отмечено. Сначала подробно обосновывается предположение Ефименко, что Сергийчук пытается скомпрометировать Кульчицкого. Следим за полетом мысли. И так, Сергийчук утверждает, что Кульчицкий «первым из украинских историков был допущен в тайные архивы Кремля» с предположением по контексту, что имеется в виду знакомство в конце 1989 года с материалами переписи 1937 года. Но Кульчицкий неоднократно сам утверждал, что ознакомился с материалами переписи в 1990 году и, хотя он был действительно первым, но сами материалы уже не были секретными, поскольку в том же 1990 году были опубликованы. Для чего же Сергийчук подчеркивает тайность этих данных в начале текста? А можно сделать только одно допущение, которое становится уверенностью, если почитать, что Сергийчук сказал в других местах, – этим Сергийчук хочет скомпрометировать Кульчицкого, вроде как ему в Кремле сказали озвучить заниженную цифру потерь от голодомора. А зачем это Сергийчуку? А чтобы обесценить аргументы в пользу цифры прямых потерь от голодомора, которую Кульчицкий озвучивал (3,5 млн.) и которая близка к оценке потерь, выполненной критикуемыми Сергийчуком демографами (3,9 млн.).

М-дааа, где-то такое приходилось встречать. А, да:
- А что? А что? Я что, неправду говорю? Ты сам сказал, что вы с ней спали!
- Ладно, мы не едем.
- Нет, мы едем, и именно сейчас! Я хочу её видеть и хочу знать, с кем ты мне изменял.
- Мы даже знакомы с тобой тогда не были.
- Вы и потом виделись.
- Но я с ней не спал.
- Но мог переспать! Считай, что спал.

Нет, паранойя, особенно, на исторической почве – это, конечно, бывает. Только вот зачем уж так публично демонстрировать-то? Да, изложенное Ефименко является очень хорошей иллюстрацией, как это происходило в далеком незабвенном 1937 году.

Далее разбираются аргументы Сергийчука об ошибочности оценки демографами числа репрессированных кулаков. В общем, неправ Сергийчук и завысил оценки по незнанию. И последний момент – опять разбор ситуации с численностью населения на январь 1932 года из справочника.

Критикует Ефименко и статью Василия Марочко, еще одного обергруппенголодоморфюрера Украины. И приходит к выводу, что текст публикации бесструктурный, несистемный, хаотичный с ошибками в аргументации и фактах, Марочко путается в терминологии и не придерживается ее, кроме того, имеются фактологические неточности. Порадовала критика Ефименко, где он разбирает, как Марочко вольно с величинами оценки обращается, выбирая из нескольких величин ту, которая ему удобна. Вот только демографы делают ровно то же самое – выбирают из архивных данных те, которые ими полагаются «правильными». Но такая ситуация, видимо, для Ефименко является нормой. Есть более равные звери.

С остальным желающие могут ознакомиться сами.

А что же в сухом остатке этой эпичной битвы «историков» с «демографами»? А, в конце концов, собрались наши бойцы на одной голодоморной полянке , в том числе и виртуально, и решили, что полянка большая, места хватит всем и нужно делиться. Поэтому ждем очередных откровений уже от обновленного и примиренного историко-демографического сообщества, где, «наиболее вероятно», группа «демографов» подвинется со своими потерями в сторону увеличения, а «историков» – снижения. «Борьба была равна, боролись два …» (с) Так что, далі буде.
Tags: Украина, голод, практическая паразитология
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments