nazar_rus (nazar_rus) wrote,
nazar_rus
nazar_rus

Categories:

Катынь. Материалы к размышлению.

Периодически перечитывая материалы современных «катыноведов» по поводу расстрела польских офицеров, как pro-, так и contra, периодически возникает искреннее недоумение. Такое впечатление, что обе стороны мертвой хваткой уцепились в одни и те же документы и гипотезы и продолжают с упорством, достойным обедающей коровы, жевать все ту же жвачку.

Давайте все-таки примем за рабочую гипотезу, что поляков расстреляла «кровавая гэбня». Схема действий госбезопасности укладывается в несколько пунктов. В процессе разгрузки лагерей бывшие польские офицеры этапировались, затем перевозились к месту расстрела и расстреливались. После скрытия трупов присылалась следующая партия и т.д. самое главное, что вся операция проводилась как «сверхсекретная» - даже отчеты отправлялись в виде кодированных телефонограмм.

В этой связи интересно посмотреть, а каким образом обеспечивалась подобная операция.

Фактически операцию следует разбить на несколько этапов, которые мы и будет анализировать.

1. Прежде всего, само этапирование. Ничего тут сверхсекретного и из разряда вон выходящего нет – процесс был налажен, отработан и являлся, по сути, обычной рутиной (с поправкой на то, что все-таки имела место серьезная операция).

2. Прием эшелона на станции прибытия. Тоже ничего особо из ряда вон выходящего.

По сути, на этих этапах никаких особых мер секретности нет. Однако необходимо отметить, что каждая такая отправка эшелона влечет за собой оформление кучи бумажек, как-то – формирование самого эшелона, формирование конвоя с выпиской командировочных удостоверений, выдача боеприпасов и оружия, выдача пайков, обеспечение питания этапированных и медицинского обслуживания и т.д. По каждому из этих действий составляются различные документы, которые подаются в разные отделы. Так что все документы по данным эшелонам и этапированию уничтожить невозможно в принципе и их найти можно … при желании.

3. Транспортировка поляков к месту расстрела. Вот тут начинается уже интересное. Прежде всего, для перевозки необходимо выделить транспорт. Любой тут не подойдет – нужен специальный. Таким образом, имеем – автозаки, на каждый из которых в ведомственном гараже оформляется заявка, путевка с маршрутным листом, командировка шоферу, заявка на горюче-смазочные материалы. Плюс – отчет по каждому документу, при чем в несколько подразделений (как минимум гараж, бухгалтерия и материальный отдел). При этом машин должно быть несколько, поскольку есть специальные инструкции, определяющие норму «клиентов» на каждый автозак. Сказочку про автозаки, набитые арестованными как бочки селедкой, оставим для великовозрастных детей, поскольку любой старший конвоя за попытку провернуть такое – просто пошлет матом пытающегося и потребует приказ от вышестоящего начальства, своего, а не «опера». То есть, имеем – колонна автозаков идущая по маршруту, а то и несколько ходок.

Далее, конвой. Это отдельная песня, поскольку на каждую машину согласно инструкции положено определенное количество солдат. Кстати, конвой идет по отдельному ведомству, куда нужно опять делать заявку, оформлять командировки, выдачу оружия и боеприпасов. По результатам пишется рапорт.

Вы еще верите в секретность и уничтожение всех документов? Хорошо, продолжим.

4. Расстрельная группа. Конвой тут ни при чем, заставить конвойных расстреливать можно только специальным приказом «свыше» (поскольку по инструкции не положено ему этим заниматься) и после ну очень серьезной волокиты, либо отданного письменного распоряжения в соответствующие инстанции «сверху». То есть, необходимо отобрать группу лиц, которая будет непосредственно заниматься расстрелом. Привезти их на место (опять транспорт), обеспечить оружием (ну, хорошо, стреляли из личного оружия), боеприпасами, а также усиленным пайком (со спиртом – иначе никак не получится в людей живых стрелять). И все это через специальные заявки и распоряжения, особенно если расстрельная команда – приезжая, что наиболее вероятно, поскольку обычные местные «опера» за такое не возьмутся, да и приказать им такое сделать достаточно сложно. А палачи в штатном расписании УНКВД не предусмотрены. После того следуют отчеты о командировке. Отдельно, отчет об израсходованных боеприпасах (с отчетом о собранных гильзах). Кстати, ой какой хороший вопрос – это как же допустили, что гильзы остались, поскольку по правилам любых стрельб гильзы должны быть собраны и сданы (вспоминается один случай, когда все отделение лазило в траве и искало пяток неучтенных гильз).

Нет, конечно, можно все это замаскировать под учебные стрельбы – но бумаги-то останутся, от этого никуда не денешься.

Далее, конвой на месте расстрела. Усиленный. Поскольку как только народ поймет, что его убивать везут – а поймет он очень быстро, почти сразу же после прибытия – то попытка побега гарантирована почти со 100% вероятностью. Кстати, расстреливаемых еще связать нужно. Обычный конвой, который сопровождает при транспортировке, тут не годится. И сама расстрельная команда тоже. Нужен дополнительный усиленный конвой. С пулеметом, а то и несколькими. Что опять ставит вопрос о заявках, бумагах и прочем (см. п. 3). Кстати, ежели у нас есть конвой с пулеметами – почему бы из пулеметов-то не расстрелять. Знаете, вспомнился мне тут сериальчик «Ликвидация», как товарищ Гоцман воров в законе «Максимом» с грузовика пугал – даже и не знал по факту просмотра – плакать или смеяться.

Кстати, еще и врач должен быть - чтобы смерть освидетельствовать и соответствующие документы подписать. А то вылезет из могилы недострелянный ...

Вы продолжаете верить в секретность и уничтожение всех документов? Продолжаем.

5. Оцепление. Обязательное условие. Поскольку не факт, что кто-то все-таки не вырвется и не убежит, а его еще отыскать-перехватить нужно. Далее, не факт, что какой-либо грибник, лесник, бабка-травница или пастушок, да любой прохожий, не захочет посмотреть – чего это там стреляют, либо выскочит случайно как раз во время процесса. То есть, имеем – оцепление района, а это уже – привлечение внутренних войск, более того – согласование с местными органами власти («объясни, что твоя туда не ходи – там шибко стрелять будут, пуля башка попадет – совсем мертвый будешь»). С оформлением соответствующих документов, выделением транспорта, оружия, боеприпасов, пайков и т.д. Нет, конечно, можно это дело замаскировать под учения какие-то, либо маневры, но бумаги, но люди, особенно местное население.

Продолжаем верить в секретность и уничтожение всех документов? Хорошо …

6. Обеспечение захоронений. То есть, до прибытия первой партии необходимо подготовить могилы – а это опять люди (поскольку ни конвой, ни расстрельная бригада копать ямы не будет – у них другие задачи), дополнительный транспорт и шанцевый инструмент (лопаты, чтобы копать) – на все это нужно подать заявку, выписать и оформить, а потом отчитаться. Ну и после окончания расстрела ямы нужно закопать и хоть немного замаскировать, а то опять заявится грибник …

И вот так каждый раз, когда прибывает очередная партия.

Что имеем в сухом остатке – туева хуча бумажек, оформление которых не может отменить даже сам Лаврентий Павлович лично. При этом оные бумажки оформляются в разных отделах и подразделениях и по ним подается отчетность (кстати, большинство бумаг – документы строгой отчетности, знающий – поймет) опять же в разные отделы и подразделения. Плюс к тому же не меньше привлекаемых лиц, с которых, конечно, можно взять подписку, но вот поможет это не особо. Я уж молчу о местных органах власти и населении. То есть даже бумажных свидетельств и привлеченных лиц столько, что никакая секретность не выдержит. Я уж молчу о последующем «заметании следов».

Вы верите в сказки, уважаемые френды?
Tags: репрессии
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 178 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →